Плохая работа хуже воровства

Достаточно ли делать свою работу просто хорошо, чтобы все были довольны, или нужно стремиться делать свою работу идеально?



В дизайне, где вопросы создания красоты поднимаются ежедневно, вопрос «быть или не быть перфекционистом» стоит ребром. Поэтому для разгона я освежил в памяти два текста известных дизайнеров-соотечественников: «Плохо — это нормально?» дизайнера Ильи Бирмана и заметку о золотой середине художника и дизайнера Яны Франк. Илья считает, что в отстаивании стандартов профессии своей (и чужой) работы нужно идти до конца. Яна пишет о том, что не стоит в попытке достичь равновесия прилагать максимум усилий.

Вопрос о том, как делать, связан с вопросом о том, для кого. Всем нам хочется думать, что стараясь работать лучше, мы делаем качественнее жизнь других людей. Но способны ли они оценить наше стремление к высоким идеалам профессии в повседневной работе?

Возьмём в качестве простого примера Текст. Большинство из нас производит и потребляет тексты каждый день. Покажите типичный клерковский документ или бланк специалистам-языковедам — найдут массу ошибок. С книгами и журналами ситуация немногим лучше. Для большинства обывателей необходимое и достаточное качество текста — банальная «съедобность». Просто грамотный, аккуратный и более-менее ясно структурированный текст — уже деликатес. Большинству людей вполне комфортно живётся и без знания о том, как правильно. Несомненно, следование определённым правилам заметно облегчает восприятие. Но менеджерский опыт показывает, что в повседневной работе «идеал» может быть вреден. Эффективнее экономически и полезнее для здоровья ограничиться решением, которое просто устраивает клиента.

 


Возвращаясь к примеру — допустимо ли сдать хорошо структурированный текст, не тратя специально времени на кропотливую вычитку, вынос кавычек, ликвидацию свешивания союзов, замену в аббревиатурах прописных на капитель и прочее? Клиент вряд ли обратил внимание, да и ведь платил он не за это. Лучше потратить время на зарабатывание денег другого клиента. Допустимо ли заменить свежий укроп в рыбном соусе на сухую приправу, резать не глядя поперёк волокон, а не вдоль, не ждать, пока вскипит, чтобы сварить, и не подсушивать, прежде чем зажарить? Ведь будет так же сытно, а разницу во вкусе способны будут оценить единицы. Итак, следование идеалам не особенно выгодно, старания не все оценят, так ещё и глобальный воспитательно-гуманитарный эффект сомнителен. Легко проникнуться экспертным пафосом заметки Бирмана. Но даже в бытовых ситуациях принцип «ask for more» редко работает. Не уверен, что если засудить нагрубившую кассиршу в метро, то метро/страна станут лучше даже через 50 лет.

Некоторое время я наблюдал за хорошими дизайнерами, задаваясь вопросом, почему же некоторые готовы заморачиваться наведением идеального порядка в своей работе. Вряд ли потому, что это клиент способен это оценить, или потому что это снизит уровень глобальной энтропии. Озвучу такую догадку: возможно, последовательное воплощение качества в целом и в деталях — это критерий осмысленности собственной работы. То, что делаешь, нужно делать изо всех сил, иначе деятельность твоя просто копошня, не имеющая ценности свыше сомнительной рыночно-обменной. Если не хочешь жить зря — стоит стремиться всё делать как можно лучше, не оглядываясь на непритязательное большинство. «Плохая работа хуже воровства» не потому, что кража — это нарушение каких-то законов или действие, идущее в разрез с гуманистическими идеалами, а просто потому что красть у себя глупо.